Как московский патриархат рейдеровал Киевскую митрополию не по каноническим понятиям.

Перевод доклада, представленного 24 августа 2016 года на Международном конгрессе византийских исследований в Белграде Константином Ветошниковым, Византийская библиотека (Коллеж де Франс) / Национальный центр научных исследований, UMR 8167, Париж (оригинальный текст: https://www.academia.edu/… или http://byz2016.rs/…pdf, стр. 37-41). 

Киевская митрополия изначально была одной из епархий (округов) Вселенского Престола, но из-за политических обстоятельств неоднократно делилась на две или три митрополии. После Флорентийской Унии (1439) часть епархии, находящаяся на территории Московского княжества, в 1448 году отделилась от общения с Константинопольской Церковью, но канонические митрополиты Киевские продолжали поставляться Вселенским патриархатом. Эта исключительная церковная ситуация в Московской Руси сложилась только с основанием Московского патриархата в 1589 году, что также совпадает с созданием канонической епископской кафедры в Москве.

После завоевания Украины Московское государство предпринимает усилия, чтобы также подчинить Киевскую митрополию патриарху Московскому. По этому вопросу до нашего времени в российских архивах сохранилось десять документов, якобы изданных Вселенским патриархатом, среди которых только один на греческом языке, а остальные – в переводе на русский язык; все эти акты были опубликованы (Архив Юго-Западной России, 1 / V, Киев, 1859, стр. 166-193; Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел, 4, Москва, 1826, стр. 509-519). Также мы не нашли никакого упоминания об этом вопросе ни в архивах Вселенского патриархата, ни в архивах Великого Логофета Аристархиса Ставракиса (Ватиканская Апостольская библиотека, имеются только два перевода с русского языка), ни в изданиях патриарших актов, ни в греческих исторических источниках поствизантийского периода.

Передача Киевской митрополии, согласно документам, состоялась по просьбе российских монархов, патриарха Московского и гетмана Украины с согласия Османского государства.
Перед тем, как эта передача осуществилась, сразу после присоединения части Украины к Московскому государству, и после долгого вдовствования Киевской кафедры, русские действовали с целью подчинить митрополию Московской патриархии, и поэтому внесли в договор с гетманом в 1659 году следующий пункт:«а Митрополиту Киевскому, также и инымъ духовнымъ Малыя Россiи быть подъ благословенiемъ … патриарха Московскаго…» (Полное собрание законов Российской Империи: Собрание Первое, Т. I: 1649-1675, СПб., 1830 р. 494). Однако в то время этот пункт не был использован. В том же году местоблюстителем Киевской митрополии был назначен епископ Черниговский Лазарь, и из-за этого митрополия была разделена на две части: на территориях, находящихся под властью Польши, оставался законный митрополит Киевский Дионисий, в то время как части, подчиненные Москве, были под управлением Лазаря.

В 1661 году местоблюститель Московского патриаршего престола рукоположил епископа Мстиславского Мефодия, который позже был назначен местоблюстителем Киевской митрополии; этот акт был осужден патриархом Московским Никоном в 1662 году вскоре после его избрания, и не был признан ни Вселенским Престолом, ни духовенством епархии.

В конце 1667 года Московский Синод возвел Черниговскую епархию в архиепископию без разрешения Вселенского престола, который не признал этот акт. В 1668 году на киевскую кафедру был поставлен канонический митрополит Иосиф. После его смерти в 1675 Лазарь Черниговский стал местоблюстителем.

Российские власти в первый раз затребовали Киевскую митрополию в 1684 году, но в то время патриарх Иаков отказал им в этой просьбе. Наконец 8 июля 1685 собралось собрание в Софийском соборе в Киеве, на котором присутствовали некоторые священнослужители (в основном из Киева) и множество мирян. Не обращая внимания на сопротивление духовенства, собрание избрало на митрополичью кафедру епископа Луцкого Гедеона. Духовенство Киева, в свою очередь, выразило протест гетману.

Гедеон 8 ноября 1685 года был возведен в сан митрополита Киевского в московском кафедральном соборе Московским патриархом и принял присягу на верность последнему, и все это без позволения Константинопольской Церкви. Присоединение митрополии было совершено без согласования с Константинопольской Церковью, без ее разрешения и антиканоническим способом. Российские власти связались с Вселенским Престолом исключительно для того, чтобы узаконить и утвердить существующее положение дел. В связи с этим было отправлено посольство, которое летом 1686 года, согласно российским историкам, вело переговоры в Адрианополе сначала с патриархом Иерусалимским Досифеем (вначале он не был положительно расположен к этой передаче, но, в конце концов, согласился), а затем с Вселенским патриархом Дионисием, который также дал свое устное согласие.

Позже, в мае 1686 года, Дионисий направил патриаршие письма, выражающие согласие (письмо Иоакиму, патриарху Московскому за май 1686 года сохранилось в русском переводе; письмо к гетману Самойловичу от 9 мая 1686 года, сохранилось в русском переводе; письмо российским самодержцам за май 1686 года сохранилось на греческом и русском языках), а в июне этого года были отправлены подтверждающие патриаршие и синодальные письма (в русском переводе сохранились такие документы за июнь 1686 года: синодальное письмо самодержцам; синодальное письмо Иоакиму, патриарху Московскому; синодальное письмо с предписанием признавать Гедеона митрополитом и подчиняться ему), и только патриаршие (за июнь 1686 года в русском переводе сохранились: письмо гетману и другим, о подчинении митрополиту Киевскому; письмо, утверждающее Гедеона в качестве митрополита Киевского; письмо гетману и всем церковным сановникам и гражданским лицам, позволяющее им избирать митрополита Киевского и отправлять его в Москву для рукоположения).

Анализ

Некоторые из этих писем утверждают, что Киевская митрополия была подчинена Вселенскому Престолу в прошлом и в настоящем, и указывают в качестве причины этой уступки Москве «расстояние мест» и «происходящии между двумя великими царствами войны».
Подчинение Киевской митрополии Московскому патриарху, как это отражено в актах и других источниках, было реализовано сначала без разрешения Константинопольской Церкви, властью русских государей: патриарх Московский санкционировал епископа Гедеона на Киевскую кафедру, и это представляет собой существенное каноническое преступление и нарушение следующих канонов: 35 Апостолов, 6 I ВС, 13 Ант., 22 Ант., 15 Сард.; вторжение в чужую епархию осуждается в соответствии с канонами 2 II ВС, 13 и 22 Ант., 3 Сард.; подчинение чужих провинций, как и нарушение древних прав церквей, осуждается в соответствии с канонами 8 III ВС, 39 VI ВС. По всем этим причинам два письма содержат прощение патриарху Московскому и митрополиту Киевскому Гедеону нарушения канонов.
В ряде актов говорится, что передача произошла по икономии (κατ’οκονομίαν) «спасенія ради тамо живущихъ христіянъ». Согласно актам, Киевская митрополия, в соответствии с запросами из России, была подчинена патриарху Московскому. Эти акты разрешают перевод или хиротонию Киевского митрополита патриархом Московским. Один раз указывается, что митрополит подчиненяется московскому патриаршему суду.
Тексты говорят о Киевской митрополии как «подчиненной» патриарху Московскому и тут же разъясняют, о чем идет речь на самом деле: «яко егда прилучится нужда поставленія хотящему быти въ епархіи той — да поставляется отъ патріаршествующаго … въ … Москвѣ», но это не было утверждено как прерогатива патриарха Московского. Единственный документ, сохранившийся в греческом оригинале, гласит: «патриарх Московский может … по разрешению рукополагать митрополита Киевского». Русский перевод трансформировал «разрешение» из единственного акта, сохранившегося на греческом языке, в «волю», и, вероятно, тоже самое произошло и с другими текстами: «и вручили есмы предстательству митрополію сію … патріарху Московскому, да имѣетъ волю совершати невозбранно, елико пользуетъ къ поставленію митрополита», «и воспріяти отъ него хиротонію … по данной волѣ престолу Московскому, нашу патріаршескую соборную отпустителную граммоту имѣющи…».
Также часто упоминается, что Киевский митрополит должен признавать патриарха Московского своим «старцем и наставником» («ς γέροντα κα προεστώτα ατο»). Несколько актов добавляют: «понеже отъ него хиротонисанъ есть». По этой причине Киевский митрополит должен также поминать имя патриарха Московского после имени Вселенского патриарха, «потомъ же имя патріарха Московскаго, яко старца своего» или «хиротоніи ради, юже воспріимаетъ отъ Московскаго [патриарха] и долженствуетъ по правиломъ воспоминати его». Термин «προεστώς» в официальных церковных документах используется только по отношению к монашеству (Π. Καρανικόλα, Κλείς ρθοδόξων κανονικν διατάξεων, Ἀθῆναι, 1979, р. 298-299; Tesaurus Linguae Graecae [HTTP: // stephanus.tlg.uci.edu]), так же как и «γέρων» (последний в смысле духовного отца). Тексты о возвращении Алеппской митрополии в юрисдикцию Антиохийского патриарха (1792), в свою очередь, используют иную терминологию:«… Алеппская митрополия отныне и навсегда, как и ранее, будет относиться и подчинена престолу … Антиохии, и Алеппские митрополиты отныне будут канонически рукопологаться Антиохийским патриархом нынешним и будущими, а также признать только его в качестве своего патриарха и господина, будучи верны и подвластны ему, как подобает … Алеппская митрополия, как и прежде, будет относиться и подчинена Антиохийскому престолу … и нынешний митрополит Алеппский и будущие <митрополиты>будут признавать своим патриархом и господином того, кто будет патриаршим главой святого апостольского и патриаршего престола Антиохии, и будут воздавать ему все необходимое и соответствующее уважение, честь, послушание и подчинение, как это должно, как это приличествует, как это должно быть» (Κ. Δελικάνη, Τ ν τος κώδιξι τοπατριαρχικο ρχειοφυλακεου σζμενα πσημα κκλησιαστικ γγραφα τ φορντα ες τςσχέσεις το Οκουμενικο Πατριαρχείου πρς τς κκλησας λεξανδρεας, ντιοχείας, εροσολμωνκα Κύπρου (1575-1863), Ἐν Κωνσταντινουπόλει, 1904, стр. 218-219 и другие).
Таким образом, очевидно, что речь идет только о разрешении рукополагать митрополита Киевского, а не о полной уступке юрисдикции. Нет никакого упоминания о подчинении митрополита патриарху Московскому, но только о его признании в качестве «духовного отца» («ς γέροντος κα προεσττος»).
Письма также утверждают разрешение, предоставленное собору или, вернее, собранию клира и мирян Киевской митрополии избрать митрополита, что является одним из условий этой передачи. В некоторых текстах упоминается, что привилегии Киевского митрополита должны сохраняться, среди которых также титул «митрополит Киевский и всея Руси», упомянутый один раз.
Другим условием передачи было поминовение митрополитом имени Вселенского патриарха на первом месте. Документ также указывает на каноническую причину этого: «во еже хранитися чести окрестъ вселенского престола, и да не будетъ пренебреганіе и лишеніе весьма въ своихъ привиліяхъ, повелѣхомъ, во еже воспѣватися въ митрополіи сей патріаршескому имени вселенского патріарха въ первыхъ». Эти привилегии включают также юрисдикцию Вселенского Престола над Киевской митрополией. В соответствии с литургической и канонической традицией, священник или епископ поминает имя только своего непосредственного канонического главы: священник – своего епископа, епископ – своего митрополита, архиепископ или митрополит – своего патриарха (см. Παντελεήμων Ροδόπουλος, μητρ. Τυρολόης και Σερεντίου, Μελέται Β’, Θεσσαλονίκη, 2008, стр. 91-95; 99-104). Митрополит Киевский должен поминать Вселенского патриарха на первом месте, так как именно он является его каноническим патриархом. Кроме того, один из вышеупомянутых документов говорит о том, что христиане Украины должны иметь контакты с Великой Христовой Церковью и в будущем.
Один из документов содержит клаузулу, запрещающую любое изменение и сопротивление принятому решению. Ссылки на другие документы находятся в первых трех текстах, датированных маем 1686 года: «… ко подлежащимъ Кіевской епархіи письмо …», «… печатными граммотами соборно утвердихомъ…», « … отпустителную граммату дати …», «в связи с этим были изданы патриаршие и синодальные письма, и записаны в Кодекс Великой Христовой Церкви». Тем не менее, ни один синодальный акт, датированный маем 1686 года, не известен; на самом деле все синодальные тексты датированы июнем этого года, без какого-либо упоминания о печатях в переводах. Кроме того, письмо Дионисия после его патриаршества говорит только о «патриарших и утверждающих письмах». Ни один из этих документов не сохранился «в Священном Кодексе» или патриаршем регистре.
О продолжительности этой ситуации упомянуто лишь смутно, без указания, что это было постановлено «на веки», или аналогичной формулы.
Заключение
Единственный сохранившийся в греческом оригинале текст гласит: «патриарх Московский … … нынешний и будущий имеет разрешение рукополагать его» («χ δειαν  κατ καιρος …Πατριάρχης Μοσχοβίας … χειροτονεν τοτον»). Таким образом, он разъясняет процедуру, заключающуюся в «рукоположении по разрешению» («π’δείας χειροτονεν»). Кроме того, относительно епископов, духовенства и мирских властей Киевской митрополии указывается, что «им будет позволено, когда есть необходимость … избирать того, кого они хотят» («χειν τούτους δειαν νίκα μπίπτ χρεία … κλέγειν οτοι ντινα βούλωνται»). Несмотря на то, что русский перевод этого акта, как и текстов, сохранившихся только в переводе, говорит о «воле» рукоположения и избрания, речь идет о разрешении и никоим образом не о праве или прерогативе.
Все документы объявляют три условия, при которых была сделана эта уступка: 1) избрание митрополита епископами, клириками и знатью с позволения и по повелению гетмана, 2) совместное поминовение как Вселенского патриарха, так и Московского (первого ради его привилегий, то есть первенства чести и юрисдикции над митрополией Киевской и всея Руси, а второго в связи с рукоположением митрополита патриархом Московским), 3) сохранение всех привилегий митрополита Киевского.
Один текст предусматривает, что Киевский митрополит будет подсуден суду патриарха Московского.
Продолжительность этой концессии не упоминается вообще, только отмечено, что «и патриархи после него» будут иметь это разрешение, без добавляется «все» и указания, что это положение является постоянным и окончательным, как это систематически указывается в патриарших актах.
Очевидно, что патриарху Московскому не было предоставлено никакого подчинения или изменения юрисдикции митрополии (что запрещено канонами), но было дано только разрешение совершать хиротонию митрополита. Это было сделано только из пастырских соображений и из-за политической ситуации в регионе. Это разрешение было дано как доверенность, как экзарху (представителю), и только для администрирования. Вероятно, по этой причине патриарх Дионисий после ухода с патриаршей кафедры называет патриарха Московского «экзархом». Канонический статус Киевской митрополии очень близок к статусу епархий «Новых территорий» (Νέων Χωρν) в Греции (см. К. Βαβοῦσκος,  νομοκανονικὴὑπόστασις τν μητροπόλεων τν Νέων Χωρν, Θεσσαλονίκη, 1973, стр. 9-11 Примечание 1), за исключением того, что Киевская митрополия не должна была быть интегрирована в административную систему Русской Церкви. Несмотря на то, что сохранение канонических прав Вселенского престола относительно митрополии не сформулировано четко, тексты не отменяют их.
Ни одно из условий этой передачи не было соблюдено Русской Церковью: выборы митрополита перешли в руки Российского Синода, поминовение Вселенского патриарха прекратилось, и привилегии митрополита были упразднены, даже сама митрополия перестала существовать как церковная единица.
Как можно понять из письма Дионисия после его изгнания из патриархии, эта уступка была поставлена под сомнение Вселенским престолом уже в 1688 году или ранее.
Также необходимо помнить, что Алеппская митрополия, которая была присоединена в 1757 году к Вселенскому Престолу из-за трудностей управления Антиохийским патриархом, была впоследствии возвращена своему патриарху. Один из документов по этой теме гласит: «Факт поддержки и помощи своими собственными силами в случае необходимости другим святейшим и апостольским патриаршим престолам, наш … Вселенский Престол … считает с древних времен вполне приличным, но факт присваивать их права и одолевать их, принося им урон, это не только совершать, но и слышать нетерпимо. Потому что первое справедливо и достойно, а второе, наоборот, несправедливо и не достойно патриаршего сана» («Τ ντιλαμβάνεσθαι μν κα κ τν νόντων βοηθεν πρς τς χρείας κα τοςλοιπος γιωτάτοις Πατριαρχικος κα ποστολικος Θρόνοις, πάνυ προσκον κ παλαιο γεται καθ᾿ἡμς οτωσ … Οκουμενικς Θρόνος, φαιρεσθαι γε μν κείνων τ δίκαια κα πλεονεκτενδικοντα, οχ πως πράττειν, λλ’οδ κούειν νέχεται. κενο μν γρ δίκαιον κα ξιον αυτο,τοτο δ τουναντίον δικον τε κα πρεπς τ Πατριαρχικ ξιώματι». Κ. Δελικάνη, Τ ν τος κώδιξι, op. cit, p. 217).

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s