Рязанский сахар

В  прошлый раз, в десятилетнюю годовщину взрывов, я отметилособенности метода Латыниной – обилие кавказских фамилий и упор на варварскую суть радикального ислама гипнотизируют испуганного читателя, но ровным счетом ничего не доказывают. Ее последнее выступление мало чем отличается от предыдущего. Я не собираюсь с ней препираться – все, что я сказал пять лет назад, остается в силе. Однако фактическую часть многие подзабыли, поэтому перечислю здесь вкратце основные факты и вопросы, на которых основаны подозрения о причастности ФСБ к взрывам домов. Они по-прежнему требуют объяснений и ответов.
1. Рязанский сахар
22 сентября 1999 года милиция поймала сотрудников оперативного подразделения центрального аппарата ФСБ при закладке взрывного устройства на основе гексогена в подвале жилого дома в Рязани. Попытки ФСБ объявить этот эпизод учениями, гексоген – сахаром, а детонатор – муляжом выглядят неубедительно (ВИДЕО).
2. Эпизод с рядовым Пиняевым
Примерно в это же время десантник Алексей Пиняев обнаружил на складе ВДВ в Рязани мешки с гексогеном, замаскированные под сахар. Он рассказал об этом “Новой газете”, но потом под давлением ФСБ изменил свою историю. Зачем маскировали гексоген?
3. Росконверсвзрывцентр
Этот загадочный НИИ в районе Лубянки служил ширмой для перемещения крупных партий гексогена с военных складов в какие-то непонятные гражданские структуры. У гексогена нет мирного применения. Кому понадобилась боевая взрывчатка в центре Москвы? Чеченцев там и близко не было.
4. Заявление Селезнева в Госдуме
13 сентября 1999 года спикер Госдумы Геннадий Селезнев сообщил о взрыве дома в Волгодонске за три дня до того, как он случился. Откуда Селезнев узнал о предстоящем теракте?
5. Подмена фоторобота Гочияева
По официальной версии, главный организатор московских взрывов – карачаевец Ачемез Гочияев. Поймать его так и не удалось, но утверждения о его причастности основаны на опознании его по фотографии в ходе следствия тремя людьми, сдавшими в аренду складские помещения во взорванных московских домах. Аренда была оформлена на московскую фирму “Бранд-2” по подложному паспорту, который предъявил злоумышленник, на имя несуществующего человека по имени Мухит Лайпанов.
Один из этих свидетелей – Марио_Эдуардович_Блюменфельд, бизнесмен, сдавший в аренду помещение в доме №19 по улице Гурьянова. Однако, как рассказал сам Блюменфельд журналисту Игорю Королькову, опознать Гочияева его заставили в ФСБ. Вот часть интервью Блюменфельда в статье Королькова в “Московских новостях”, озаглавленной “Фоторобот не первой свежести”:
С г-ном Блюменфельдом мы встретились в редакции “МН”. Под диктофон бывший бизнесмен сделал сенсационное заявление: человек, который приходил к нему с паспортом Лайпанова и который публично представлен следствием как Гочияев, на самом деле не Гочияев.
В Лефортове мне показали фотографию какого-то человека, – рассказывал Блюменфельд, – сказали, что это Гочияев и что это я якобы ему сдал в аренду подвал. Я ответил, что этого человека никогда не видел. Но мне настоятельно рекомендовали признать Гочияева. Я все понял и больше не спорил, подписал показания. На самом же деле человек, чью фотографию мне показали и которого называли Гочияевым, был не тем человеком, который ко мне приходил.
Они были внешне похожи – Гочияев и тот, кто к вам приходил?
На фото был изображен человек с простоватым лицом, а тот, который приходил и которому я сдал в аренду помещение, внешне выглядел интеллектуалом. У меня сложилось впечатление, что он еврей. Причем еврей с кавказскими корнями. Я об этом неоднократно заявлял следствию.
Насколько первоначально составленный фоторобот совпадал с оригиналом?
Кроме меня, лже-Лайпанова видели еще несколько человек. Все они утверждали, что фоторобот очень похож на реального человека.
6. Опер Владимир Романович и адвокат Михаил Трепашкин
Бывший следователь ФСБ, адвокат Михаил Трепашкин, представлявший интересы дочерей одной из погибших на улице Гурьянова, опознал в первоначальном фотороботе оперативника ФСБ Владимира Романовича, специальностью которого было внедряться в чеченские банды в Москве. Трепашкин сообщил о своем открытии в ФСБ, после чего Романович погиб в автокатастрофе на Кипре.
Михаил Трепашкин был арестован в конце 2003 года по сфабрикованному обвинению (ему в машину на посту ГАИ подбросили пистолет) накануне суда над двумя предполагаемыми участниками терактов – Адамом Деккушевым и Юсуфом Крымшамхаловым. В этом суде он намеревался ходатайствовать о рассмотрении вопроса о подмене фоторобота.
Сейчас Трепашкин продолжает настаивать на своем, так что версия о том, что помещения арендовал агент ФСБ, подкреплена еще и тем, что человек готов был отсидеть за нее три года.
7. Суд над “бомбистами”
Большая часть из того, что происходило на закрытом суде над Крымшамхаловым и Деккушевым в январе 2004 года, неизвестна. Однако из опубликованного приговора очевидно, что эти два человека косвенно причастны к взрыву в Волгодонске, но не имеют никакого отношения к взрывам в Москве. Их роль сводилась к смешиванию аммиачной селитры и алюминиевой пудры в кустарных условиях в поселке Мирный Предгорного района Ставропольского края и доставке смеси в Волгодонск. Они не знали, кто руководил операцией, были уверены, что готовится взрыв плотины, по которой везут войска в Чечню, и покинули город за сутки до взрыва. Сам взрыв жилого дома в Волгодонске (как и взрывы в Москве), по официальной версии осуществили кавказцы, которых либо нет в живых, либо не удалось задержать, а также “неустановленные лица”.
Крымшамхалов и Деккушев вообще не были в Москве, и единственная связь волгодонского взрыва с московскими – это заявление Крымшамхалова, что часть взрывной смеси они передали “московской группе”. Среди “установленных и неустановленных лиц”, якобы забравших у них взрывчатку, был и главный подозреваемый Ачемез Гочияев. Но была ли связь волгодонских террористов с московскими и был ли там Гочияев – вопрос спорный. После суда Крымшамхалов и Деккушев сокрушались, что поверили следователю, “взяв на себя” московскую линию в обмен на обещание скостить им срок.
8. Куда делся гексоген?
Самодельная взрывная смесь, которую Крымшамхалов и Деккушев привезли в Волгодонск и часть которой якобы передали Гочияеву, состояла из аммиачной селитры и алюминиевой пудры. Между тем вплоть до суда все официальные лица, а с их подачи и СМИ утверждали, что во взрывах в Москве были использованы тротил и гексоген, который двое осужденных никак и нигде не могли получить. В частности, несколько тонн гексогена, замаскированного под сахар, было обнаружено в двух других арендованных лже-Лайпановым помещениях – в Капотне и на Борисовских Прудах, – которые не успели взорваться 
Как волгодонская селитра в ходе следствия превратилась в московский гексоген – одна из тайн этого странного дела. 
9. Фирма “Бранд-2”, Татьяна Королева и Лазанская ОПГ
Подставная фирма, на которую были оформлены помещения в московских домах по подложному паспорту лже-Лайпанова, была зарегистрирована некоей Татьяной Королевой. По сообщениям тех дней, Королева была к тому же и любовницей лже-Лайпанова (которого тогда назвали Гочияевым). Королеву задержали 13 сентября, сразу после взрыва на Каширке, но на следующий день по неизвестным причинам отпустили, после чего она исчезла. Как документально установил тот же Трепашкин, Королева была связана с Максом Лазовским – криминальным авторитетом “подкрышной” Лазанской ОПГ, связь которой с ФСБ ни у кого не вызывает сомнений. По заказу ФСБ эта банда совершила целую серию терактов и выполняла оперативные поручения во время первой чеченской войны. Куратором Лазанской группировки был заместитель директора ФСБ адмирал Герман Угрюмов, отвечавший за чеченскую линию. Впоследствии члены Лазанской ОПГ выполнили заказ на убийство Анны Политковской.
10. Гочияев
Обширные сведения о Гочияеве, приведенные в приговоре по делу Деккушева и Крымшамхалова, можно разделить на три части:
• до взрывов он увлекался ваххабизмом
• после взрывов он примкнул к боевикам в Чечне
• он участвовал в московских взрывах, если верить опознанию его фотографии тремя свидетелями в ходе следствия
Последняя часть, как мы знаем из рассказа Блюменфельда, вызывает большие сомнения. Без нее первые две части просто не имеют отношения к делу. Сам Гочияев в письме Фельштинскому и Литвиненко утверждает, что его подставили, и что помещения в Москве арендовал другой человек, что подтверждается рассказом Блюменфельда. 
Гочияев также говорит, что когда он понял, что его разыскивают в связи со взрывами на Гурьянова и Каширке, он сам позвонил в милицию и сообщил о двух других адресах. Этого никто не опроверг, а откуда милиция узнала о закладках в Капотне и на Борисовских Прудах, до сих пор неизвестно.
То обстоятельство, что, оказавшись после взрывов в Чечне, а затем в Грузии и Турции, Гочияев попал под контроль лидеров боевиков, тоже ничего не доказывает.
Все это, конечно, не является строгим доказательством того, что дома взорвала ФСБ. Но есть достаточно оснований для подозрений. Как говорил покойный Сергей Юшенков, “презумпция невиновности на государство не распространяется”. Добавлю: в особенности на это государство в свете последних действий Путина на Украине. Поэтому Латынина, вместо того чтобы пугать народ заклинаниями про кровожадных ваххабитов, могла бы включить мозг и попробовать разобраться в этих десяти вопросах по существу.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s